Семен Глузман: Национальное чудо

Монополия деспотичной власти не может быть устранена частично. Непонимание этого Горбачевым и его советниками привело к быстрому распаду СССР. К нашему, населения Союза, счастью, иначе огромная империя умирала бы в потоках крови. Случилось. Неожиданно и, пожалуй, незаслуженно мы получили шанс научиться жить в блаженстве обыкновенности.

Именно так, потому что демократия позволяет своему гражданину не участвовать в выборах, не знать имена и биографии верховных вождей, не испрашивать у властей разрешения на выезд из страны. А все вместе это и есть блаженство обыкновенности.

Деспотии Востока первыми породили мысль о том, что равенство возможно в бесправии, в ситуации отсутствия свобод. Моральная инфляция — естественный закон деспотизма. Существуют профессии, минимально устойчивые к давлению аморальности, политическая деятельность — первая среди них. Основная задача политика — поиск компромисса между ожиданиями избирателей и возможностями государства, между законом и здравым смыслом. Привычка к компромиссу разрушает нравственное, это неизбежно. Различие компромисса по-украински и компромисса по-голландски действительно существует, но оно — не в личностных особенностях конкретных политиков и экспертов, а в степени контроля над ежедневной жизнью и деятельностью политика со стороны общества, обслуживающих его журналистов, общественных организаций и т.п., кстати, об экспертах. Правящий аппарат проявляет терпимость к экспертам лишь в том случае, если они не претендуют на самостоятельность решений. И здесь также существует явное различие Украины и Нидерландов: украинские политики предпочитают не сообщать избирателям имена обслуживающих их экспертов.

Война — союзник тирании. Реалии Украины и окружающего ее мира позволяют уверенно утверждать: это привычное для неудачливых политиков «переключение» здесь, у нас, невозможно. К счастью, мир изменился, вступление Украины в правовой внешний конфликт не может произойти по разным объективным причинам. Тем более, в стране, не обладающей ни боеспособной армией, ни патриотическими настроениями среди большинства населения.

Деспотический режим, не способный зажечь огонь войны с внешним врагом, прибегает к различным формам внутренней агрессии. Мудрый философ Лешек Колаковский описал это явление так: «Их цель — непрерывно поддерживать состояние опасности, психоз осажденного города, хотя бы с помощью самых искусственных средств и воображаемых врагов». «Они» используют для этого естественные катастрофы, эпидемии и т.д. и т.п., а если таковых нет, создают искусственные взрывы домов террористами, поджоги государственных учреждений (известная история с пожаром в рейхстаге). К ситуации в Украине и это неприложимо. Здесь нет и не может быть деспотического режима, даже в том случае, если желающий захватить власть появится. Сама страна такого решения не позволит. Мы, украинцы, действительно отличаемся от большинства наших собратьев по советской империи.

У тех, кто управляет нашей страной, есть лишь одна возможность — управлять по-европейски. Работая на страну, а не на себя. Наивное утверждение? Отнюдь. Мы действительно отличаемся, мы уже не советские.

http://izvestia.com.ua/ru/article/34544

Опубліковано у Публікації, Статті | Теґи: . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Без коментарів.